Наталья гончарова выкидыш

Наталия Гончарова-Пушкина-Ланская — биография и интересные факты. История любви Натальи Гончаровой и Пушкина

Наталия Николаевна Пушкина (Наталия Гончарова) — это одна из немногих русских женщин, поступки которой обсуждались не только при ее жизни, но и через века после смерти. Ее образ был воспет величайшим из русских поэтов, и в то же время в глазах многих она была и остается причиной гибели своего гениального супруга.

Семья

Будущая жена Александра Пушкина была дочерью Николая Гончарова. Его предки были купцами, которым при правлении Елизаветы Петровны высочайшим указом пожаловали дворянство. Будучи единственным сыном своих родителей, отец Натальи получил прекрасное образование, в 1804 году был зачислен в Коллегию иностранных дел, а через некоторое время, получив чин коллежского асессора, занял должность секретаря московского губернатора.

Его супруга — Наталья Ивановна, урожденная Загряжская, была фрейлиной при императорском дворе. От их брака родилось семеро детей. Наталия Гончарова — пятый ребенок в семье.

Детство и юность

Первые годы жизни Наталия Гончарова провела в деревне: сначала в селе Кариан Тамбовской губернии, затем в поместьях Ярополец и Полотняный Завод. Затем семья переехала в столицу.

Наталия Гончарова, как и ее братья и сестры, получила прекрасное домашнее образование. Детям преподавали русскую и мировую историю, географию, русский и французский языки и литературу. В то же время Наталия, которая была самой младшей из сестер Гончаровых, отличалась исключительной красотой. По воспоминаниям современников, ее сестры также были достаточно привлекательны, но у всех трех был огромный по тем временам недостаток — девушки были бесприданницами, так как их дед растранжирил все семейное состояние вместе со своей любовницей-француженкой и оставил сыну только долги.

Сватовство

Александр Пушкин и Наталия Николаевна Гончарова встретились в Москве, в конце 1828 года, на балу, который давал танцмейстер Йогель. Красота и изящество девушки произвели на поэта неизгладимое впечатление. Через 4 месяца влюбленный Пушкин попросил ее руки у родителей, выбрав в качестве посредника Федора Толстого-«Американца».

Гончарова-старшая ему не отказала, но и не дала согласия на этот брак, мотивируя свое решение тем, что дочь еще слишком молода, чтобы обзаводиться семьей. На самом же деле она, скорее всего, мечтала о более блестящей партии для Натальи, а также не хотела вступать в родство с вольнодумцем, который не пользовался расположением двора.

Пушкин был сильно огорчен и с тяжелым сердцем отбыл в действующую армию на Кавказ. Вернувшись в Москву в сентябре, он поспешил к Гончаровым, где его ждал холодный прием. Вероятно, за время отсутствия поэта потенциальная теща выяснила истинное состояние его финансов и узнала о пагубном пристрастии жениха к картам. Кроме того, Наталья Ивановна Гончарова была набожна и обожала покойного императора, поэтому резко прерывала Пушкина, пытавшегося критиковать политику Александра Первого или подшутить над теми, кто проявлял показное благочестие. Казалось, что поэту так и не удастся добиться расположения семьи девушки, пленившей его сердце, и он не сможет никогда назвать ее своей женой.

История любви Натальи Гончаровой и Пушкина

Весной 1830 года Александр Сергеевич находился в Санкт-Петербурге. Через общих знакомых он узнал, что Гончаровы готовы согласиться на его брак с их дочерью. Он поспешил в Москву и снова сделал предложение, которое было принято. Причем близкие друзья семьи впоследствии отмечали, что решающую роль в этом вопросе сыграла сама Наталия Гончарова, которая на тот момент уже была серьезно увлечена поэтом.

Так как Пушкин состоял под негласным надзором, он был обязан информировать о своих поступках лично императора Николая Первого. В ответ на письмо о желании вступить в брак монарх через Бенкендорфа передал свое «благосклонное удовлетворение», но сообщил, что намерен и впредь наставлять поэта советами.

Помолвка

Жених вместе с невестой, а также будущей тещей отправился в имение Полотняный Завод, чтобы представиться главе семейства. Через несколько дней после знакомства с тестем состоялась помолвка Пушкина и Гончаровой, однако свадьбу пришлось отсрочить из-за переговоров о приданом.

Теща беспрестанно конфликтовала с зятем, поэтому многие знакомые думали, что эта свадьба никогда не состоится, тем более что смерть дяди поэта — Василия Львовича — не давала возможности обвенчать молодых до окончания траура.

Поэт был вынужден уехать в Болдино и задержался там из-за эпидемии холеры. Перед поездкой он снова поссорился с мадам Гончаровой и позже написал ей письмо, в котором сообщал, что ее дочь может считать себя совершенно свободной, хотя он сам никогда не женится ни на какой другой женщине. В ответ невеста уверила его в своей любви, что успокоило Пушкина.

После долгих хлопот о приданном 18 февраля 1831 года молодых обвенчали в храме Большого Вознесения, который находился у Никитских ворот.

Короткое счастье

Впоследствии многие сомневались, любила ли Наталия Гончарова Пушкина. Однако сам поэт после свадьбы писал друзьям о том, что бесконечно счастлив.

Сначала молодожены поселились в Москве, но затем переехали в Царское Село, так как Александр Сергеевич стремился оградить свою жену от влияния тещи.

Планам поэта вести уединенную жизнь вдали от света помешал приезд туда же императора, решившего увезти домочадцев и двор подальше от столиц, в которых свирепствовала холера.

Во время одной из прогулок по Царскосельскому парку супруги Пушкины случайно встретили Николая Первого с женой. Императрица выразила надежду, что поэт и Наталья Николаевна станут частыми гостями во дворце, и назначила день, когда молодая женщина должна была нанести ей визит.

В Петербурге

По возвращении в столицу Наталья Николаевна Пушкина, судьба которой на тот момент никому не внушала беспокойства, была благосклонно встречена в высшем свете. При этом многие отмечали ее холодность и сдержанность, которые приписывались природной застенчивости молодой женщины.

19 мая 1832 года в семье Пушкиных родился первенец — дочь Мария, а через год Наталья Николаевна подарила супругу сына Александра.

Жизнь в столице требовала больших расходов, и увеличившаяся семья постоянно находилась в стесненном положении. Кроме того, Пушкин любил азартные игры и часто проигрывал за карточным столом свое жалование, которого и так еле хватало на оплату квартиры.

Положение несколько улучшилось, когда к Наталье переехали старшие незамужние сестры. Они оплачивали часть стоимости аренды квартиры из собственных средств. В частности, Екатерина Гончарова поступила на должность фрейлины к императрице и получала неплохое жалование.

Знакомство с Дантесом

Назначение Пушкина на должность камер-юнкера, которое поэт счел оскорблением, но вынужден был принять, предполагало присутствие его и супруги на всех светских мероприятиях, проходивших во дворце. На одном из таких раутов и произошла роковая встреча, о которой упоминает любая биография Натальи Гончаровой, написанная как ее современниками, так и много лет спустя.

Итак, в 1835 году супруга А. С. Пушкина познакомилась с приемным сыном голландского посланника в России — кавалергардом Жоржем Дантесом. По свидетельству современников, до встречи с этим красавцем-офицером в свете никогда не ходило сплетен о каких-либо связях, порочащих Наталью Николаевну, хотя все знали, что к ней неравнодушен сам Николай Первый.

Жорж Дантес не скрывал, что влюблен в Гончарову, и не стеснялся рассказывать своим друзьям о том, что надеется со временем завоевать ее сердце. Он даже уговорил их общую знакомую Идалию Полетику пригласить Наталью Николаевну к себе домой и отлучиться под благовидным предлогом, с тем чтобы, оставшись наедине с возлюбленной, он смог добиться ее благосклонности. По мнению исследователей, такое свидание состоялось и стало одной из причин, побудивших Пушкина послать вызов смазливому французу.

Дуэль и смерть первого супруга

Осенью 1836 года о связи Натальи Николаевны и Дантеса судачил уже весь Петербург, а 4 ноября Пушкин и его друзья получили анонимный пасквиль, в котором поэту присуждали диплом рогоносца. Ревнивый супруг впал в бешенство и послал вызов Дантесу. Тот дежурил в казармах, и дома находился только Геккерн-старший. Он принял вызов за сына, но попросил отсрочку.

Узнав о намерении Пушкина защитить свою честь, француз посватался к Екатерине Гончаровой. Счастливая девушка, давно влюбленная в красавца-офицера, не только дала свое согласие, но и вместе с Натальей Николаевной и другими родственниками стала убеждать поэта в том, что Дантес встречался с Гончаровыми для того, чтобы быть ближе к ней.

Пушкин не мог стреляться с женихом свояченицы, поэтому отозвал вызов. Однако после свадьбы Дантеса и Екатерины слухи о его романе с младшей Гончаровой не прекратились.

23 января на балу француз проявил бестактность в отношении к Пушкиной. Так как незадолго до этого Александр Сергеевич обещал царю больше не вызывать на дуэль Дантеса, он написал резкое письмо Геккерну. Тот был вынужден ответить на него вызовом, но драться с Пушкиным он не мог из-за своего дипломатического статуса, поэтому его заменил приемный сын.

Уже ничто не могло предотвратить трагедию, и 27 января на Черной речке сошлись в смертельном поединке великий поэт и его обидчик. В результате выстрела Дантеса Пушкин был ранен и умер спустя два дня.

Вдовство

Император Николай Первый позаботился о семье Пушкина. Он выделил средства на оплату его долгов, назначил пенсию вдове и дочерям, а сыновей записал в пажи с выделением им содержания до момента, когда они начнут получать жалование.

Наталья Николаевна не имела причин оставаться в Петербурге и уехала с детьми в Полотняный Завод. Вернувшись в столицу, она вела тихую жизнь примерной и заботливой матери и стала появляться при дворе лишь через 6 лет после смерти супруга.

Второй брак

Зимой 1844 года вдова Пушкина познакомилась с другом своего брата генерал-майором Петром Ланским, который всю жизнь отдал служению родине и к 45 годам не был ни разу женат. Через несколько месяцев он сделал предложение, и вскоре Наталия Николаевна Пушкина-Ланская-Гончарова стала полноправной хозяйкой в его доме.

В этом браке она родила еще трех дочерей и была счастлива, хотя отмечала, что в ее отношениях со вторым мужем отсутствует страсть, которую заменяет «чувство с оттенком любви».

Наталья Гончарова-Пушкина-Ланская скончалась в 1863 году в возрасте 51 года. Ее похоронили в Александро-Невской лавре, а через 14 лет рядом с ней нашел свое последнее пристанище и второй супруг. Могила не привлекает внимание тех, кто плохо знает биографию этой женщины, так как на надгробии указана только одна фамилия — Ланская.

Теперь вам известна полная событиями биография главной музы величайшего русского поэта. Судя по воспоминаниям современников, портреты Н. Н. Гончаровой-Пушкиной-Ланской дают лишь отдаленное представление о ее совершенной красоте. Однако она не принесла ей счастья.

Использованные источники: fb.ru

Наталья Гончарова: без вины виноватая?

8 сентября родилась Наталья Гончарова. Её многие ненавидели. И только Пушкин — любил.

Редкая женщина в истории удостаивалась такого внимания, стольких исследований, книг, будучи всего лишь женой. Правда, женой великого поэта. Наталью Гончарову сурово судили современники. И особенно современницы.

Виновницей смерти Пушкина считал её Михаил Булгаков. Осуждали Натали и поэты, правда, опять-таки женщины: Анна Ахматова и Марина Цветаева. «Было в ней одно: красавица. Только — красавица, просто — красавица, без корректива ума, души, сердца, дара. Голая красота, разящая, как меч. И — сразила». Это цветаевская проза — о ней. О Натали. А вот её известные стихи: «Счастие или грусть — ничего не знать наизусть, в пышной тальме катать бобровой, сердце Пушкина теребить в руках, и прослыть в веках — длиннобровой, ни к кому не суровой — Гончаровой».

Пушкин звал её по-русски, по-домашнему — Наташей. И ещё — жёнка, милая моя жёнка. А в стихах — мадонной. Её многие ненавидели. А он — любил. И перед кончиной сказал, точно предчувствуя, сколько грязи падёт на неё: «Она, бедная, безвинно терпит и ещё может потерпеть во мнении людском». И кто только не обрушивался с упрёками и беспощадными приговорами на Наталью Николаевну! Недавно даже актриса Ирина Мирошниченко в телеинтервью между делом заметила, что Пушкин сам сводил жену с Дантесом и чуть ли не подглядывал за их свиданиями…

Почти Татьяна.

Сохранилось совсем немного писем Натальи Николаевны к Пушкину, но те, что можно прочесть, рисуют облик доброй, спокойной, простой, именно — простой, а не простоватой, пустенькой женщины. Я бы рискнула сравнить её с пушкинской Татьяной: «Была бы верная супруга и добродетельная мать». За шесть лет брака она родила ему четверых детей. Пятого не доносила, был выкидыш по дороге с очередного бала, и за это была по-отечески строго отчитана в письме мужем; но и здесь на первом плане у него — страх за её здоровье, а не упрёк. Она писала ему, что дети — её «призвание»: «. и чем больше я окружена детьми, тем более я довольна». Она вела хозяйство, что было весьма непросто при маленьком достатке и вечных долгах: «Мне очень не хочется беспокоить мужа всеми своими мелкими хозяйственными хлопотами, и без того я вижу, как он печален, подавлен. » Хотя к бедности Наташе Гончаровой было не привыкать — родом из полуразорившейся семьи, она с сёстрами, бывало, являлась на балы в старых перчатках и рваных ботинках.

«. А душу твою люблю я ещё более твоего лица» — знаменитая цитата из пушкинского письма жене. Пушкин, как известно, влюблялся в своей бурной жизни с раннего юношества, многократно и пылко. Извест­но и то, что в его донжуан­ском списке супруга занимала 113-е место. Есть сведения, что не стала она для него и по­следней женщиной… Когда они женились, мнение света было таково: бедная, она так молода, невинна, а он такой ветреный, безнравственный!

Влюбившись, Пушкин, как правило, поначалу обожествлял предмет своей страсти, окружал даму ухаживаниями и стихами. Но одновременно или чуть позже почти обо всех из них он отзывался с обескураживающей циничностью. Он не обольщался по поводу женской любви, преданности, верности, зная им цену. И вдруг «сломался» на Наташе Гончаровой.

Натали многие считали холодной, безжизненной, «мраморной». А она была попросту молода, застенчива, сдержанна, молчалива. Кроме того, чуть близорука и оттого не очень-то уверенна. Гораздо позже она признавалась, что только во время молитвы обретает «душевное спокойствие, которое раньше часто принимали за холодность и меня в ней упрекали. Что поделаешь? У сердца есть своя стыдливость. Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца».

. но «не царица»

Пожалуй, самый главный вопрос в их истории — вовсе не «изменила — не изменила», а любила или не любила Натали Пушкина. Пушкин потерял голову, едва увидев 16-летнюю Наташу Гончарову. И трогательно признавался спустя несколько лет супружества: «Я всё ещё люблю Гончарову Наташу».

Он просил её руки, но получил её не сразу. Тосковал, страдал. При этом женился Пушкин, если можно так выразиться, «на трезвую голову», т. е. понимая всю сложность ситуации и своего будущего, которое он видел вовсе не в радужных тонах. Он был неродовит, мягко говоря, небогат, а точнее — весь в долгах. В общем, для первой московской красавицы Гончаровой Пушкин вовсе не был блестящей партией. И всё-таки её выдали за него, а она согласилась. Так может, была и с её стороны какая-то увлечённость? Ведь, как извест­но, Пушкин хоть и был далеко не красавец, но женщинам нравился: им увлекались, в него влюблялись не на шутку.

Нет свидетельств о том, что между Пушкиными были ссоры, конфликты. Если не считать, разумеется, последнего, трагиче­ского. Когда же Пушкин умирал, горе жены было столь неподдельным и безутеш­ным, что даже её недоброжелательница Фикельмон признавала: «Несчастную жену едва спасли от безумия…»

Как он и завещал ей перед смертью, она уехала после похорон в деревню, в свой родной Полотняный Завод, и какое-то время жила замкнуто, нося траур. Так прошло не два года, как просил Пушкин, а много больше. В начале 1840-х Наталья Николаевна снова стала появляться в свете в узком кругу знакомых. И снова красота её не могла не поразить всех, кто видел эту женщину. Но блистала она недолго — вышла замуж за генерала Ланского. Имела ещё детей. Была счастлива. Муж любил и боготворил её. Прожила она довольно долго. И, когда ей было уже за пятьдесят, она всё ещё поражала воображение: ей нельзя было дать и сорока.

А гораздо ранее явно неравнодушный к Пушкиной Вяземский писал ей: «Вы власть, Вы могущество в обществе», но «я не знаю, почему Вы роковым образом не умели никогда в подобном случае взять выигрышную роль, которая предназначена Вам природою и принадлежит по самому законному праву. Вы не умеете царствовать… Не стоило быть столь прекрасной, как Вы, чтобы достигнуть такой печальной цели»…

Использованные источники: www.aif.ru

Наталья гончарова выкидыш

В. П. Старк. Наталья Гончарова

«Наталья Николаевна» — это сочетание имени и отчества по ассоциации вызывает только одну фамилию — Пушкина. В ту эпоху, которую мы называем пушкинской, говорили, что первый романтический поэт женился на первой романтической красавице. На самом деле Пушкин в 1831 году уже не был поэтом-романтиком, хотя массовый читатель все еще воспринимал его как автора «Руслана и Людмилы», «Кавказского пленника» и «Бахчисарайского фонтана». Пушкин-романтик и помыслить не мог ограничить свою свободу браком, как не представлял себя «отцом семейства» его герой Онегин из «деревенских» глав романа. Другой Пушкин — «умнейший человек России», автор «Евгения Онегина», «Бориса Годунова» и «Арапа Петра Великого» — мог искать счастья «на проторенных дорогах», оставаясь, как следовало гению, поклонником «юности и красоты». «Я женат и счастлив, — скажет „огончарованный“ поэт, — лучшего не дождусь». И Пушкин никогда не сожалел о сделанном выборе.

Короткая совместная жизнь поэта с Натальей Гончаровой отозвалась в главном — в сочинениях поэта: его стихах, прозе и письмах. Одного короткого письма Натальи Гончаровой из Москвы в Болдино, которое дает Пушкину надежду на соединение с нею, оказывается достаточно, чтобы, вопреки логике жизни, все «Повести Белкина» обрели счастливый конец. И роман «Евгений Онегин» был закончен вскоре после свадьбы вставным письмом Онегина Татьяне, полным тех чувств, которые тогда владели автором. Пушкин и Наталья Николаевна соединились в московском храме Большого Вознесения и расстались в петербургской церкви Спаса Нерукотворного Образа. Им суждено было прожить вместе всего пять лет, 11 месяцев и восемь дней. Ей было 24 года, а ему 37 лет, когда прозвучал роковой выстрел на Черной речке, отнявший у Натальи Николаевны мужа, а у России национального поэта. Незадолго до смерти Пушкин сказал о жене: «Она, бедная, безвинно терпит и может еще потерпеть во мнении людском». И он оказался прав не столько в отношении современников, сколько потомков. «Потерпела» она от суждений многих пушкинистов и даже от его собратьев по перу. Ее роль в истории дуэли, виновность или невиновность — вот что занимало и занимает всех до сих пор.

Первый биограф Пушкина П. В. Анненков не только тактично обошел молчанием всю историю отношений жены поэта с Дантесом, но и вообще ограничился констатацией фактов. Особое внимание отношениям Натальи Николаевны и Дантеса было уделено впервые в книге Павла Елисеевича Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина», вышедшей в 1916 году: «Ее соблазняли, и она была жертвой двух Геккеренов». Щеголев детально проследил дуэльную историю от 4 ноября 1836 года, когда Пушкин получил анонимный пасквиль, причислявший его к ордену российских рогоносцев, до смерти поэта 29 января 1837-го. Как пишет Щеголев, «после всего происходившего в ноябре Пушкин не считал искренним и сколько-нибудь серьезным увлечение Дантеса Натальей Николаевной».

В 1929 году свое видение Натальи Николаевны выразила Марина Цветаева в очерке «Наталья Гончарова». В нем представлены две Натальи Гончаровы — жена поэта и художница, красавица и труженица, двоюродная бабушка и внучатная племянница. В таком сопоставлении, как пишет Цветаева, «…с Натальи Гончаровой с самого начала снята вина». И продолжает: «Нет в Наталье Гончаровой ничего дурного, ничего порочного, ничего, чего не было в тысячах таких, как она, — которые не насчитываются тысячами. Было в ней одно: красавица. Только — красавица, просто — красавица, без коррективы ума, души и сердца, дара. Голая красота, разящая, как меч. И сразила». Но не вяжется этот портрет с женою Пушкина, в которой душу он любил более лица ее. В пристрастных суждениях-осуждениях Цветаевой (ибо Пушкина любит она страстно, а в его любви к жене видит одно — чары) есть бьющее в самую точку сравнение: «Как Елена Троянская повод,а не причина Троянской войны (которая сама не что иное, как повод к смерти Ахиллеса), так и Гончарова не причина, а повод смерти Пушкина, с колыбели предначертанной». При всей разнице в стиле и жанре они оказываются близки друг другу — Цветаева и Щеголев.

Говоря о семейной жизни Пушкина, Щеголев приводит цитату из письма Пушкина-жениха П. А. Плетневу от 29 сентября 1830 года: «Все, что ты говоришь о свете, справедливо; тем справедливее опасения мои, чтоб тетушки да бабушки, да сестрицы не стали кружить голову молодой жене моей пустяками. Она меня любит, — но посмотри, Алеко Плетнев, как гуляет вольная лунаetc».

Другая позиция, близкая к той, которой придерживались друзья Пушкина, и к тому, что хотелось самому поэту, нашла выражение в 1935 году в первой книге, посвященной Наталье Николаевне, — «Невеста и жена Пушкина». Ее автор — известный пушкинист Модест Людвигович Гофман, выехавший в 1922 году в заграничную командировку и оставшийся в Париже, где он по праву стал признанным главой пушкиноведения в русском зарубежье.

Книга открывается цитатой из пушкинской поэмы «Цыганы»:

По поводу этих строк Гофман пишет: «Всем своим „донжуанским“ опытом Пушкин знал радость и муки (чаще муки!), которые дает крылатый бог любви, и знал прежде всего, что любовь крылата: найдет, налетит, властно покорит не умеющее ей сопротивляться бедное человеческое сердце».

Гофман замечает: «Пушкин не мог теперь, в этот период, не увидеть, что Наталья Николаевна его любит, а не со спокойным безразличием дает свою руку», но тут же напоминает, как «гуляет вольная луна».

Через два года после Гофмана В. В. Вересаев к столетию гибели поэта выпустил свою популярную книгу «Спутники Пушкина». Очерком, посвященным Наталье Николаевне, он обобщил все то, что в воспоминаниях, рассказах и письмах современников было высказано о ней. Он выразился более чем определенно в отношении написанного о Наталье Николаевне ее старшей дочерью от второго брака, А. П. Араповой, назвав ее сообщения «лживыми» и «тенденциозными», «в которых нельзя верить ни одному слову». Однако один из лживых рассказов Араповой о связи Пушкина со свояченицей Вересаев непоследовательно принимает и закрепляет одной фразой без всяких оговорок: «За время одной из беременностей жены он интимно сошелся с девушкой-сестрой ее Александриной Гончаровой».

To же самое можно заметить и в связи с тем, что пишет Вересаев по поводу ревности, испытываемой Натальей Николаевной к объектам пушкинского интереса. При этом привлекается суждение Софьи Николаевны Карамзиной, писавшей в 1834 году: «Жена Пушкина часто и преискренно страдает мучениями ревности, потому что посредственная красота и посредственный ум других женщин не перестают кружить поэтическую голову ее мужа». Карамзина пишет о поэтических увлечениях, Вересаев же переводит это высказывание на более прозаическую почву: «Ревность и подозрения Натальи Николаевны были очень не лишены оснований. У Пушкина за время его женатой жизни был целый ряд увлечений: графиня Н. Соллогуб, А. О. Россет-Смирнова, графиня Д. Ф. Фикельмон». Дальше речь идет о якобы имевшей место связи Пушкина с Александриной Гончаровой, а в целом создается ложное впечатление, что у Пушкина была связь со всеми названными дамами.

По поводу ревности Пушкина Вересаев также пишет, привлекая для поддержки своих суждений вовсе не равнодушного свидетеля из прошлого — Анну Николаевну Вульф, с которой Пушкин имел роман в период михайловской ссылки: «Я здесь меньше о Пушкине слышу, чем в Тригорском даже; об жене его гораздо больше говорят, чем о нем; от времени до времени я постоянно слышу, как кто-нибудь кричит об ее красоте». К чести Вересаева, следует заметить, что, приведя свидетельства современников Пушкина о нравах, царивших при дворе, о романах Николая I, он по поводу жены Пушкина написал вполне определенно: «Наталья Николаевна держала императора в должных границах, так что ему ничего больше не оставалось, как изображать добродетельно-попечительного отца и давать Наталье Николаевне благожелательные советы держаться в свете поосторожнее, беречь свою репутацию и не давать повода к сплетням».

Использованные источники: www.litmir.me

Наталья Гончарова. Жизнь с Пушкиным и без — читать онлайн книгу. Автор: Наталья Павлищева

Онлайн книга — Наталья Гончарова. Жизнь с Пушкиным и без | Автор книги — Наталья Павлищева

Самое известное ее изображение выполнено Брюлловым – юная светская красавица в бальном платье замерла, опершись на что-то. Кажется, еще миг, и она снова умчится, потому как следующий танец обещан…

Красива? Конечно. Пуста? Почти наверняка.

Эту акварель написал не Карл Брюллов, не тот, чьей кисти принадлежит знаменитый «Последний день Помпеи», а его старший брат Александр Брюллов!

Карл Брюллов Наталью Николаевну никогда не рисовал, даже Пушкин не смог уговорить строптивого живописца. Почему? Утверждают, что не любил. Но Пушкина-то он обожал и ценил, а от портрета тоже отказался…

Настроенных против и современников, и потомков у Натальи Николаевны хватало и без Карла Брюллова.

Почему ее так не любили многие гениальности, буквально ненавидели Анна Ахматова и Марина Цветаева? Не дав себе труда вдуматься или просто поверить Пушкину, наверное, лучше знавшему свою Мадонну, «чистейшей прелести чистейший образец», осудили, облили грязью, заклеймили глупой пустышкой. Не знали многих фактов и отзывов, известных сейчас? Возможно, но скорее не хотели знать.

Видели в ней светскую красавицу, обученную лишь танцам и флирту, к тому же напрочь отсекая ее последующую после Пушкина жизнь и образ. Зато те, кто хорошо знал Наталью Николаевну настоящую, а не придуманную ненавистниками, – Жуковский, Карамзины, Вяземский, Нащокин и другие – относились к ней прекрасно. Показательно знакомство Натальи Николаевны с Лермонтовым, сначала предубежденным из-за ее красоты, а потом очарованным душой, душой, заметьте, а не внешностью…

Она не была ни глупой, ни фальшивой. Именно потому, а не за одну красоту лица полюбил ее ГЕНИЙ. Вспомните: «… а душу твою я люблю еще сильнее…» Значит, была душа?

И ум был, разве мог Пушкин дурочке написать: «…черт догадал меня родиться в России с душою и талантом!»? Или жаловаться в письме: «… очищать русскую литературу есть чистить нужники и зависеть от полиции…»? Или присылать светской пустышке пакет с материалами для «Современника» и заданием относительно цензурного комитета? А как же тогда с утверждением, что она-де пушкинских строк не читала?

Наталья Николаевна слыла лучшей в Петербурге… шахматисткой. И образование имела хотя и домашнее, но весьма разностороннее, многочисленным поклонникам – студентам Московского университета, сокурсникам ее брата Дмитрия – было интересно общаться с барышней Гончаровой. Студенты невеликие ценители бального флирта, умения танцевать и прелестных глазок, им умненьких подавай.

Сейчас известны детские учебные тетради Таши Гончаровой. Записи в них свидетельствуют о серьезных размышлениях и знаниях, которыми едва ли обладают современные барышни ее возраста. Не была Наталья Николаевна пустышкой. И бездушной красавицей тоже не была. А бед и горестей на ее долю выпало столько, сколько едва ли выносил кто другой, причем выпало, начиная с детства и до самых последних дней жизни.

Удивительная красота явилась едва ли не наказанием, хотя сама Наталья Николаевна считала ее подарком господа, всю жизнь стараясь соответствовать такому подарку внутренне.

А еще здесь одна из версий причин, вернее, поводов последней дуэли поэта. Может, мы столько лет не там ищем и французы правы: «ищите женщину»? И не та женщина виновата в гибели Гения, которую обвинили и заклеймили в веках?

И все же, почему Ахматова и Цветаева так ненавидели жену Пушкина?

Мне кажется, из-за понимания, что выбирай ПОЭТ между ними и ею, снова предпочел бы свою МАДОННУ, даже зная, что погибнет.

– Таша, забудь его.

– Как можно? Как можно забыть Пушкина?

– Ташенька, он вовсю ухаживает за Ушаковой. Все вокруг говорят, что вот-вот женится.

Азя понимала, что это жестоко, но кто, как не сестра, скажет Таше правду?

У той на глазах выступили слезы, только по привычке сдержалась.

– Да, Катрин Ушакова уверена твердо, Пушкин, говорят, весь альбом им исписал, по три раза на дню на Средней Пресне в их доме бывает! Да я и сама видела вчера: он туда ехал как раз мимо наших окон.

– Откуда это видно?

– Из залы, я за фортепиано сидела, а он мимо окон ехал, повернулся, посмотрел, смеясь… Экий насмешник!

– Из залы? А в котором часу?

– Не смей! Это будет неприлично. – Сестра уже догадалась, почему спросила Таша. Тоже захотелось хоть глазком глянуть на Пушкина, когда ехать будет.

Но на следующий день вместо Александры в урочный час за роялем сидела Таша, пальцы бегали по клавишам, а голова повернута в сторону окна. У самого окна, прячась за занавеской, стояла верная Азя и подглядывала, чтобы дать знак.

Наконец раздался ее шепот:

Наташа живо отвернулась, щеки заполыхали, пальцы забегали по клавишам чуть резвее нужного темпа. По знаку сестры Александры: «Смотрит!» она повернула голову и действительно увидела Пушкина, приподнимающего шляпу в качестве приветствия. Не удержавшись, девушка улыбнулась, сначала чуть-чуть, а потом от души, и тут же смущенно отвернулась. Хорошо, что маменька не видит, не то было бы им обеим на орехи, разве можно вот так глазеть на чужого мужчину и улыбаться ему?! Ну и что, что известный поэт, тем более нельзя. К тому же он почти жених Ушаковой.

Дверь открылась, и в комнату вошла старшая из сестер Екатерина. Азя почти отскочила от окна, а Таша сбилась.

– Ты чего частишь, нужно куда медленней. – Сестра недоуменно посмотрела на одну, потом на другую, на окно:

– Кого вы выглядывали? А… Пушкина… Он к Ушаковым снова поехал. Говорят, жениться надумал на Екатерине. Катиш всем уши прожужжала, что это Пушкин ее помолвку с князем Долгоруковым расстроил, мол, столь ревнив, что и помыслить ни о ком не дает. И верно, к чему было расстраивать, коли сам жениться не намерен? А к Лизе сватается его приятель Александр Лаптев да еще Сергей Киселев. Кажется, родители дадут согласие. Небось две свадьбы в один день и сыграют. – Екатерина щебетала, не обращая внимания на несчастный вид младшей сестры, но потом и она вздохнула: – Вот и Ушаковы замуж выйдут… а мы когда же?

Таша сбилась еще раз, снова начала пассаж и снова сбилась. С досады бросила играть, уронив руки на колени.

Сестры переглянулись. Бедняжка… так обмануться в своих чувствах! И Пушкин тоже хорош! А как красиво все начиналось…

Александра, которую дома называли Азей, вспоминала, как появился в тот год Пушкин в Москве и сколько надежд дал сестре.

Использованные источники: loveread.ec

Наталья Николаевна Гончарова: чем жена довела Пушкина до слез

Современники дружно отдавали должное необыкновенной красоте супруге «солнца русской поэзии» Наталье Николаевне Гончаровой. И столь же дружно недолюбливали ее за молчаливость и отстраненность, за благосклонность императора. А больше всего — за ее роль в истории с Дантесом.

Вслед за завистниками и сплетниками и пушкинисты считали своим долгом плюнуть ядом в ее сторону. Не избежала этой тенденции и Марина Цветаева, между прочим — родня Гончаровой. Однако поздние исследования, документы и свидетельства позволили разглядеть в «чистейшей прелести» невероятную душевную красоту, которая в полной мере раскрылась спустя годы после смерти Пушкина.

Портрет Натальи Николаевны Пушкиной (урожденной Гончаровой)

Умная и скромная

Маленькая Натали Гончарова воспитывалась у деда, Афанасия Николаевича, в Калужской губернии. Дед, промотавший за свою жизнь 30-миллионное состояние и оставивший после смерти огромные долги, как мог баловал любимую внучку. Ее комната была завалена выписанными из-за границы игрушками, и образование ей дали по тем временам блестящее. Чего стоят только четыре языка и слава первой шахматистки Санкт-Петербурга.

В свет девочку выводила мать, Наталья Ивановна — женщина властная и с тяжелым характером. Она не гнушалась «собственноручно» внушать детям необходимость беспрекословного подчинения. Однако с супругом Наталье Ивановне удавалось справиться не всегда — Николай Афанасьевич после падения с лошади страдал психическим расстройством, к тому же крепко пил и в горячке гонялся по дому за женой и детьми с ножом.

Не удивительно, что свет посчитал юную Натали Гончарову холодной и отстраненной — так со стороны выглядела ее молчаливость, скромность и любовь к уединению. Сама же она позднее признавалась, что считает возможным доверять мысли и чувства только Богу и самым близким.

29-летний поэт впервые встретил Наталью Гончарову в декабре 1928 года на балу у танцмейстера Йогеля и уже в апреле попросил ее руки. Однако Гончарова-старшая дала неопределенный ответ, мол, Натали еще слишком молода для брака. Александру Пушкину было понятно, что семью избранницы пугает его скандальная репутация, бедность и политическая неблагонадежность.

Когда же спустя год повторное предложение было принято, стали возникать новые отсрочки — ссоры Пушкина с тещей, тяжелые переговоры по поводу приданого (дед дал за Натальей Николаевной лишь небольшое имение и статую Екатерины II), траур по дяде Пушкина, наконец, карантин из-за эпидемии холеры.

Долгожданное венчание состоялось в феврале 1931 год в Вознесенском храме на Большой Никитской. Радостное событие омрачил целый ряд плохих предзнаменований. Кольцо Пушкина упало на пол, потом у него погасла свеча. С аналоя случайно были сброшены Евангелие и крест. Шафер устал держать венец и попросил сменить его. На пороге дома, встречая молодоженов, Петр Вяземский и Павел Нащокин уронили и разбили бокал с шампанским, предназначенный их любимому другу. Наконец, Гончарова стала №113 в знаменитом «донжуанском» списке Пушкина.

Ангел мой женка, брюхата ли ты?

Сразу после свадьбы расточительный и честолюбивый поэт устроил своей молодой жене турне по балам и маскарадам. Его радовали успехи жены в свете, а вот Наталью Николаевну они тяготили. Она взяла на себя домашнее хозяйство (которое Пушкин вел на широкую ногу), помогала мужу в издательских делах, в выполнении литературных поручений.

Жена гения разбиралась с цензурным комитетом, участвовала в судебных тяжбах родни, взяла на себя закупку бумаги для журнала «Современник». Прощала измены и перекраивала семейный бюджет, чтобы покрыть карточные долги супруга. А еще — беспрерывно беременела и рожала.

За шесть лет брака с Пушкиным Гончарова родила четверых детей. Еще одна беременность закончилась выкидышем. В потрясающих своей бесцеремонностью и просторечием письмах Пушкин писал жене: «Скажи пожалуйста, брюхата ли ты? если брюхата, прошу, мой друг, быть осторожной, не прыгать, не падать, не становиться на колени перед Машей (ни даже на молитве). Не забудь, что ты выкинула и что тебе надобно себя беречь».

«Наталья Николаевна опять брюхата и носит довольно тяжело», — писал поэт к друзьям, скромничая в своем описании происходящего. Беременности давались Наталье Николаевне очень тяжело, ее мучили токсикоз и обмороки, а еще — нарывы по всему телу. Пушкин присутствовал при рождении первого ребенка и был потрясен страданиями жены. По свидетельствам очевидцев, он плакал и поклялся никогда больше не повторять этот опыт. Домочадцы Пушкиных осуждали его, когда он сбегал во время последующих родов жены. Сама она – никогда слова поперек ему не сказала.

А. С. Пушкин. Акварель. Неизвестный художник. Портрет датирован 31 июня 1831 года. По мнению искусствоведов, выполнен в 1860-х годах Жорж Шарль Дантес. Портрет работы неизвестного художника. Около 1830 года

«Ты ни в чем не виновата»

С Дантесом Наталья Николаевна познакомилась, будучи на шестом месяце беременности. Кавалергард ухаживал за ней демонстративно и нагло, так, что тут же возникли скандальные пересуды.

Если скептично и придирчиво оценить свидетельства современников, отбросив все, что основано на слухах, пересказах и домыслах, придется признать: глубоко религиозная и благодетельная Наталья Николаевна была невинной жертвой обстоятельств. Того же мнения придерживался и Пушкин. «Ты ни в чем не виновата» — первые его слова, обращенные к жене, когда его смертельно раненным принесли домой.

Пушкин твердил ей эти слова, умирая, почти двое суток. И просил два года носить траур, а затем выйти замуж, «только не за шалопая».

Наталья Николаевна осталась вдовой с четырьмя детьми в 25 лет. Траур по Пушкину она носила семь лет. И до самой кончины пятницу, в день его смерти, проводила в уединении и отказывалась от пищи.

Император оплатил все долги погибшего поэта и назначил опекунов его детям, разрешив им распоряжаться авторскими правами. Несмотря на это, вдова поэта крайне нуждалась. А переживания серьезно подорвали ее здоровье.

Наталья Николаевна Пушкина-Ланская, в девичестве Гончарова. Начало 1860-х гг. Фотография. Всероссийский музей А. С. Пушкина

Счастливый союз «голода с нуждою»

С Петром Ланским, другом ее брата Ивана, Пушкина познакомилась зимой 1844 года. В мае Ланской сделал ей предложение. В этом браке не было расчета — в обществе его называли «союзом голода с нуждою». Впрочем, после встречи Натальи Николаевны с Николаем I Ланской был назначен командиром полка, что обеспечило семье хоть какую-то финансовую стабильность.

Император, который благоволил не утратившей красоты Наталье Николаевне, желал быть на свадьбе посаженым отцом, однако невесте удалось уклониться от этого предложения и отпраздновать событие в кругу только самых близких родственников.

Друзья с теплом отзывались о Ланском, отмечая его доброту к жене и любовь к детям. Генерал официально взял на себя опеку над четырьмя приемными детьми и воспитывал их как своих собственных. В браке с Натальей Николаевной у них родилось три дочери.

В письмах мужу Ланская описывала «пансион», который образовался у них дома. Помимо детей от обоих браков у них подолгу оставались дети друзей и друзья детей. «Я никогда не могла понять, как могут надоедать шум и шалости детей, как бы ты ни была печальна, невольно забываешь об этом, видя их счастливыми и довольными», — рассказывала она.

Супруги дали всем семерым детям отличное образование. Мальчики выбрали военную карьеру, девочки вышли замуж. Младшая дочь Пушкина даже породнилась с Романовыми, выйдя замуж за принца.

Письма Натальи Николаевны свидетельствуют о зрелых и глубоких чувствах супругов, взаимной любви и уважении. Они прожили вместе 19 лет. После смерти жены Ланской заботился о ее детях от первого брака и внуках. Генерал пережил супругу на 14 лет. Они похоронены в одной могиле в Александро-Невской Лавре.

Использованные источники: teleprogramma.pro

Статьи по теме